Главная arrow Статьи
Ценностные аспекты гуманитарного образования

С.А. Коваль

г. Архангельск


Ценностные аспекты гуманитарного образования

 


Поколение студентов педагогических вузов 50-х годов ХХ века, готовящихся стать учителями русского языка и литературы или истории, с некоторым удивлением узнавали, что в программах подготовки произошли изменения, и традиционные исторический и факультет русского языка и литературы объединены в единый историко-филологический факультет, а срок обучения увеличен до 5 лет.  
Содержание подготовки резко увеличило историческую состав-ляющую будущих филологов, а для будущих историков неожиданным стало «погружение» в историю и современное состояние русского языка. К сожалению, для многих это «широкое» образование оказывалось достаточно сложным, верх брали «исторические» или «филологические» приоритеты, а, приходя в школу, большинство выпускников по-преж-нему становились учителями истории или учителями русского языка и литературы.
Однако и те и другие ощущали, понимали, отмечали неоспоримую значимость такой историко-филологической составляющей. Она становилась фактически базовой составляющей энциклопедически гуманитарного образования. 
К счастью, были и те, кто в реальной школьной практике смог реализовать и историческую и филологическую составляющие. Гораздо лучше таким специалистам «широкого профиля» удавалась разработка появлявшихся факультативных и, как мы теперь сказали бы, элективных курсов: истории мировой культуры, эстетики, основ семейной этики, истории своего края (впоследствии – североведение, москвоведение, алтаеведение и т.п.), история в художественных произведениях и др.
В начале 1960-х годов произошли очередные изменения в системе высшего образования, и в педагогические вузы вернулась традиционная подготовка учителей-историков и учителей-филологов.
Автору статьи довелось получить историко-филологическое образование и в практической работе вести уроки русского языка, литературы, истории, основ государства и права, эстетики. А музыкальное образование (пусть и в объеме музыкальной школы), а также обучение на искусствоведческом факультете, который был создан на базе Архангельского педагогического института и где читали лекции ведущие специалисты Эрмитажа, Третьяковской галереи, Русского музея, убедили в необходимости (и возможности) получения базового образования и в сфере искусств.
В начале 90-х годов прошлого века, когда началась значительная перестройка в системе образования, когда педагогические вузы стремились к повышению своего статуса и обосновывали возможность преобразования в педагогический университет, в числе первых трех российских педагогических университетов наряду с Московским педагогическим и Ленинградским педагогическим (ставшем Российским педагогическим) этот статус получил Архангельский педагогический институт, преобразованный в Поморский государственный педагогический университет, к тому же сохранивший свое имя – имя М.В. Ломоносова.
Одной из составляющих развития молодого университета стала разработка и реализация концепции многоуровневого педагогического образования, в основу которой была положена идея историко-филоло-гического (интерпретированная как филолого-исторического) образования, воплощенная в экспериментальном учебно-научном подразделении Педагогическая мастерская, преобразованном в 1997 году в гуманитарный факультет.
С учетом разрабатываемого и принятого в 1994 году Госстандарта педагогического образования (автор входил в творческую группу разработчиков тогдашнего Министерства образования) подготовка бакалавров началась по направлению «Гуманитарные знания». Авторская концепция отражала ценности гуманитарного образования и включала такие дисциплины, как современный русский язык и его история; всеобщая, отечественная и региональная история; история мировой и русской литературы и культуры; история философии; история образования и педагогики; ис-тория этики; истории религий; история логики; история науки и др. Логика исторического контекста позволила выстроить «диалог культур» от древних цивилизаций до новейшего времени.
Магистерская подготовка будущих учителей с 1996 года реализовывала программу «Среднее образование», а затем «Гуманитарное образование», также отражавшую ценностные идеи гуманитарности. 
В 2008 году на международной конференции «Гуманитарные науки в России XXI века: тенденции и перспективы» мы представили гуманитарное образование как фактор инновационности в системе многоуровневой подготовки специалиста [1]. Красной нитью через выступления проходила мысль о ценности Текста и Слова, как важнейших составляющих гуманитарного образования, ориентированных на подготовку не только учителя русского языка и литературы, но учителя словесности, учителя культурологии, учителя истории и культуры.
Современный период требует нового развития системы высшего образования. За инновационностью очень важна опора на традиционные ценности. Таковой, на наш взгляд, является программа подготовки бакалавров «Искусства и гуманитарные науки», разработанная в Санкт-Петербургском университете (год назад Поморский университет получил лицензию на ее внедрение). В содержании подготовки отражены важнейшие ценности историко-филологического образования: курсы исторических и филологических дисциплин, новые интегрированные культурологические курсы, специализированные курсы по видам искусств. 
Открывается возможность наряду с использованием современных информационно-коммуникативных технологий усилить влияние технологий гуманитарных, которые можно рассматривать в некотором роде альтернативными производственным и компьютерным. «Гуманитарные образовательные технологии – это универсальные способы позитивных деловых и межличностных взаимоотношений, которые реализуются в формах адекватного восприятия и понимания другого человека посредством налаженных каналов коммуникации и конструктивных способов взаимоотношений» [2, с. 16].
Рубеж ХХ-XXI века ознаменован не только коренными измене-ниями в экономической и политической жизни общества, изменением ценностных ориентиров, но связан и с попыткой осмысления путей вы-хода из глобальной экологической катастрофы. По мнению профессора А.И. Субетто, необходим «переход человечества на новую парадигму своего развития и истории в целом – ноосферную» (ноосфера, ы, жен. (спец.). Состояние биосферы, сложившееся в результате взаимодействия её законов с деятельностью человеческого разума [3, с. 421]). «Появляется понятие ноосферного качества жизни, лежащего в основе управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и образовательного общества. В ноосферно-экологическом измерении управление социоприродной гармонией и управление качеством жизни совпадают» [4].
Принимая идею овладения новым ноосферным мировоззрением, непременно возникает вопрос о «новом учителе» для современной школы. Национально-образовательная инициатива «Наша новая школа» актуализирует проблему подготовки педагогических кадров. 
Появляются возможности усиления внимания к гуманитарному образованию с позиций ноосферизма, разработки основ ноосферной педагогики и ноосферного образования. Для этого необходима разумная свобода и поддержка в определении содержания и технологий организации подготовки учителя для «новой школы» (в противовес жесткому следованию госстандартам). 
Новая парадигма может определить подготовку учителя, имеющего как минимум степень (квалификацию) «магистр образования», владеющего богатством мирового и отечественного знания, умеющего его преумножать, нравственно готового брать на себя ответственность за будущее и ориентированного на ценности, представленные несколькими триадами: Истина – Добро – Красота; Человек – Диалог – Творчество; Учитель – Образ (Образование) – Ученик; Слово – Идея – Смысл; Мера – Гармония – Мир; Биосфера – Разум – Ноосфера. 


Литература

1. Материалы Международной конференции «Гуманитарные науки в России XXI века: тенденции и перспективы»: сборник научных трудов / М.-во образования и науки Рос. Федерации, Федер. агентство по образованию, Гос. образоват. учреждение высш. проф. образования «Помор. гос. ун-т им. М.В. Ломоносова». Архангельск: Кира, 2008. – 505 с.
2. Гуманитарные технологии преподавания в высшей школе: учеб.-метод. пособие /кол. авторов; под ред. Т.В. Черниковой. М.: Планета, 2011. – 496 с.
3.Ожегов С.И. и Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений / Российская академия наук, Институт русского языка им. В.В. Винограова. – 4-е изд., дополненное. М.: Азбуковник, 1997. − 944 с.
4. Субетто А.И. Качество жизни и качество образования – главные акценты национальной идеи России XXI века и критерии государственной политики / «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.10854.



 
значение православного паломничества

Н.Н. Жервэ
Россия, Санкт-Петербург

Историко-культурное, воспитательное и образовательное
значение православного паломничества

Актуальность паломнической темы сегодня бесспорна. Посещение святых мест России и других стран принимает все более значительный масштаб. Оно становится важнейшей ступенью к пониманию духовных ценностей и познанию прошлого. Зримость, ощутимость прикосновения к святыне – шаг на пути укрепления веры. Паломничества – это путешествия не только в пространстве, но и во времени. Видя реальные стены, храмы, пещеры, источники, мощи святых паломники всегда ощущали себя современниками событий, происходивших много веков назад.
Все больше исследователей обращаются к изучению многовековой истории «хожений» в Святую Землю, на Афон, к отечественным святыням [1].
Русское паломничество ведет свое начало с первых веков рас-пространения христианства на Руси, т.е с IX – X вв. К этому времени паломничество как христианская традиция уже имело многовековую историю: она начинается со времени императора Константина и императрицы Елены (IVв.). Путешествия  святой императрицы Елены и ее окружения в Святую землю нужно рассматривать как первое организованное поклонение святым местам, связанным с жизнью, смертью и воскресением Спасителя. Богомольцы IV в. почитали и Святые места, связанные с Ветхим Заветом, часто посещали места захоронения праведников древности, пророков, царей и библейских патриархов. Для нужд странствующих богомольцев Церковь благословила строительство вдоль основных паломнических путей храмов, монастырей, постоялых дворов, гостиниц, приютов, странноприимных домов, охраняемых колодцев.
С начальных времен паломничества широко распространяется среди богомольцев обычай приносить с собой образки тех святых, в храмы которых они шли на поклонение. Также поклонение напрямую связано с почитанием святых мощей Божьих угодников. У мощей происходили исцеления от болезней, изгнание бесов. Доступ к мощам мог быть как постоянным, так и временным.
Богословский смысл паломничества основывается на понима-нии этого как почитания тех, кто в своем духовном подвиге осуще-ствил Божественный замысел о мире. Уже в первые десятилетия мас-сового распространения паломничества появляются путеводители по Святой Земле, распространяются записки паломников о «хожениях», т.е. специальная паломническая литература. Византийские путеводители и паломнические воспоминания получили название «проскинитарии». Их содержание всегда имело прикладной, справочный характер. Сложившаяся с IV в., традиция паломничества в Святую Землю стала важной религиозной составляющей в жизни христиан многих европейских стран.
За первые века паломничества сформировалась традиция внешнего облика богомольца. Для мужчин это наличие бороды и длинных волос, калиги, темный, как правило, выгоравший за время пути плащ, шляпа с весьма широкими полями, сума и выдолбленная из тыквы бутыль на ремне. Образ паломника был немыслим без посоха или клюки. Богомольцы, ходившие на поклонение в Святую Землю, приносили оттуда на Родину ветку пальмы, а отсюда и появилось слово паломник ( от латинского palmarius – дословно пальмовник, т.е. человек, несущий пальмовую ветвь. Слово паломник сосуществует с незаимствованным словом поклонник. Именно это слово широко употреблялось в XIX - нач. XX вв. Оно ясно показывает смысл паломничества  как поклонения святым местам. Понимание паломничества в православии существенно отличается от восприятия паломничества у западных христиан. В силу этого выражение «православное паломничество» является оправданным. Распространенное в европейских языках слово пилигрим (от лат. Peregrinus, в переводе путник, путеше-ственник) не имеет никакого отношения ни к паломничеству, ни к поклонничеству, в истинном, каноническом смысле.
Слово странник по отношению к паломничеству в русских ле-тописях употреблялось до XII в. В этот период и формировалась традиция православного паломничества как поклонения, отличная от западно-христианской традиции. Русское паломничество всегда разделялось на внешнее – поклонение святыням Византии и Палестины и внутреннее – поклонение святыням Земли Русской. Как синоним слов паломничество и поклонничество очень рано начинает использоваться слово богомолье, означающее хождение на поклонение православным святыням, сверх обычно посещаемых святых мест. Понятие богомолье в русской традиции обычно связывается с внутренним паломничеством, т.е. паломничеством к общерусским или местночтимым святыням. Однодневные или двух-трех дневные паломничества бывали в виде массовых крестных ходов к храмам, монастырям и святым источникам, находящимся недалеко от места проживания. Богомолья к местночтимым святыням могли совершаться в одиночку или семейно.
Многие древнерусские паломники, странствуя по отечествен-ным святым местам, а также отправляясь в Иерусалим, Царьград или на Афон, были известны под именем «калик перехожих», ходивших, как правило, дружинами, чтобы сообща преодолевать трудности и опасности дальнего пути. В.И. Даль в своем «Толковом словаре» дает такое определение понятию калики: «Калика – паломник, странник, богатырь во смирении, в убожестве и богоугодных делах. Калика перехожий, странствующий, нищенствующий богатырь». Во многих русских городах и монастырях существовали странноприимные дома. Странничество и паломничество в сознании русского народа были практически тождественны и воспринимались как высокий духовный подвиг и подвижничество. Паломничество (поклонничество, богомолье) традиционно на Руси называли благочестивым делом, понимая православное благочестие как истинную и святую веру, а самое главное – исполнение требований и правил христианской жизни.
Паломничество нашло в хождениях свое художественное отражение и породило особый жанр древнерусской литературы. Хождения русских паломников являются не только литературными произведениями, но и важнейшими историческими и географическими источниками. Древнерусские хождения как книги для занимательного чтения и для изучения церковной жизни и истории пользовались большой популярностью и были чрезвычайно распространены… В древнерусской литературе XI – XVII вв. насчитывается более 70 различных «хожений». Некоторые хожения сохранились в десятках и даже сотнях списков.
В древней Руси паломничество находилось под контролем церкви. Это, в первую очередь, касалось паломников из низших социальных слоев. Собираясь группами и избирая себе предводителя, они могли стать опасной стихийной силой. Паломничество должно было благословляться священноначалием. Хожения были различны и по продолжительности: от двух-трех лет до многих годов. Среди первых русских паломников в Святую Землю, Палестину и на Афон следует назвать игумена Даниила и Добрыню Ядрейковича, прп. Варлаама - игумена Киево-Печерского монастыря, епископа Ефрема Печерского и Климента Смолятича.
С первых лет принятия на Руси христианства началось палом-ничество вновь обращенного русского народа к святыням, находя-щимся в стольном граде древнерусского государства – Киеве. Кроме святынь, принесенных с Ближнего Востока, были обретены уже в XI в. мощи страстотерпцев Бориса и Глебы, равноапостольной княгини Ольги. Множество благочестивых богомольцев шли к первым русским святыням из Киева, Новгорода Великого, Чернигова и др. русских городов. Стали строить храмы в честь русских святых.
В домонгольский период на Руси возникли десятки монастырей в основном в крупных городах и вокруг них. Каждый из м-рей становится объектом местного паломничества жителей близлежащих городов и селений. Святынями стали и чудотворные иконы, привозимые на Русь из Византии, а также сделанные с них копии. В первые 100 лет монгольского владычества паломничество к зарубежным святыням почти прекратилось, а отечественное богомолье в южных землях стало невозможным из-за их разорения. Внутреннее паломничество наиболее сохранилось в этот период в новгородских землях, но и здесь оно было затруднено из-за наступления немецких и шведских миссионеров-рыцарей.
В период образования московского государства кол-во местных святынь еще более увеличивается: только Сергий Радонежский и его ученики основали свыше 70 обителей. После падения Константинополя в 1453 г. резко сокращается паломничество на православный Восток, но зато получает все большее развитие отечественное паломничество. К началу XVI в. на территории Московского государства было несколько десятков святых мест. При Иване ΙΙΙ появляется традиция «царского богомолья» – паломничество государя по самым знаменитым русским святыням, среди которых первое место занимали под-московные и северные обители. Из храмов и м-рей покоренных городов русские самодержцы забирали в Москву древние и чтимые иконы, хотя иногда потом возвращали их обратно.
С начала XVI в. центром паломничества становится Москва. В ней были собраны чудотворные иконы и святыни из многих городов Руси. Продолжалось и пополнение московских храмов святынями православного востока (приезжавшие оттуда за милостыней вост. патриархи привозили частицы святых мощей, кресты, иконы). Сбор святынь способствовал притоку паломников, развитию традиции больших и местных крестных ходов. В больших крестных ходах участвуют патриарх с духовенством и царь со своей свитой. Венчание Ивана IV на царство и 2 собора по канонизации русских святых создают еще более благоприятные условия для развития местного паломничества. С 1589 г. в России учреждено патриаршество. Наиболее благочестивые из русских царей XVI - XVII вв. – Федор Иоаннович, Михаил Федорович, Алексей Михайлович способствуют еще большему развитию богомолья, подавая населению собственные примеры к этому. Обретение мощей архиепископа Казанского Германа и еп. Тверского Варсонофия положили начало прославлению святых Казанской земли (в 1552 г. присоединение Казани).
В Смутное время многие святыни России были разорены и по-руганы, но уже при патриархе Филарете возобновляется прославление русских подвижников (Ал. Свирский). Центром внутреннего паломничества остаются Москва и подмосковный Троице-Сергиев монастырь. После возвращения Киева и части украинских земель России (1667 г.) возобновляется массовое паломничество к православным святыням южнорусских земель. Очень тесно связано с развитием русского православного паломничества и деятельность патриарха Никона. Совершая многочисленные поездки по русским монастырям новгородским, московским, северным, он вынашивает идею создания новой святыни в Подмосковье, которая могла бы соединить в себе во-сточные и русские православные святыни. Так возник Ново-Иеруса-лимский монастырь.
XVΙΙΙ век характеризуется ослаблением паломнических тради-ций в русском обществе. Это было результатом общего ослабления веры и утверждением у власти немецких правителей. Однако императрица Елизавета Петровна, отличавшаяся особым благочестием и стремлением к следованию христианским правилам, нередко совершала как большие, так и малые паломнические поездки по русским святыням. В конце XVΙΙΙ в. с появлением интереса к русским древностям, возобновляются постепенно и паломнические традиции. Во многом этому способствовала и новая паломническая литература первой половины XΙX в., среди которой особое место заняли книги Андрея Николаевича Муравьева [2] и А.С. Норова [3].
С самого начала христианства на Руси Святая Земля привлекала православных людей. Стремление собственными глазами увидеть Иерусалим, Назарет, Вифлеем и поклониться великим святыням определяла стремление совершать трудный и небезопасный путь в далекую страну. Записки русских паломников, начиная с XII в., отражали разные моменты этих путешествий. Путевые заметки русских паломников составляют особый жанр духовной литературы. Они неодинаковы по объему и содержанию.
По пути в Палестину паломники посещали Афон, Константинополь и др. города Востока, где находились православные святыни. Авторы, вдохновляемые жизнью Иисуса Христа, его Воскресением и Вознесением, с особо благоговейным чувством писали о чудесных памятниках, связанных с Рождеством и Земной жизнью Христа, Его Крещением в Иордане и Голгофой. Они описывают храмы и монастыри, построенные на святых местах, отмечают особенности литургий у Гроба Господня и порядок посещения святых мест, пишут и о ветхозаветных памятниках Иерусалима. Большое внимание в записках уделялось описанию природных особенностей Палестины: горы с пещерами и водными источниками, воды Иордана и Мертвого моря, Гени-саретское озеро и др.
Язык хождений изначально отличался простотой и доступно-стью для любого читателя, но в то же время обладал и высокими художественными достоинствами. Отдельные путевые записки (начиная с XVIII в.) сопровождались авторскими рисунками.
В 1830-е годы появляются «литературные» описания путеше-ствий в Святую Землю Д.В. Дашкова А.Н. Муравьева, А.С. Норова. В судьбе каждого из них паломничества сыграли решающую роль. В книгах этих авторов – представителей высшего света – традиции древнерусских «хождений» сочетаются с особенностями новой рус-ской литературы путешествий, характер которой был во многом определен «Письмами русского путешественника» Н.М. Карамзина. Книги А.Н. Муравьева и А.С. Норова – большого объема. Они содержат многочисленные ссылки на русских иностранных авторов. В них соединены путевой дневник, подробные географические, исторические, археологические характеристики местности, путеводитель по святым местам, описания личных впечатлений. Духовность этих текстов доминирует над описательной стороной.
В 1834 году в журнале «Библиотека для чтения», а через два года – отдельным изданием появились путевые записки А.Н. Муравьева «Путешествие по Святым местам Русским» [4]. Первым из светских писателей своего времени он заговорил о русских святынях, Отечестве и Православии. Проникновенность и духовная глубина этой книги Муравьева не могли оставить равнодушными современников. Для целого поколения соотечественников он открыл глубины истинных сокровищ русской духовности и святости, помог преодолеть модный нигилизм и увидеть во всей красоте и духовной глубине прошлое России.
Сопровождая наследника престола цесаревича Александра в 1837 году в его паломничестве по Московским святыням от Нового Иерусалима до Троице-Сергиевой Лавры, он дополнил свои прежние очерки о русских святых местах – новыми. В 40-е годы появляются прекрасные описания его путешествий в Саровскую пустынь (1846г.), Бородино (1848г.), по Грузии и Армении (1848г.), в Святые Горы и Оптину Пустынь (1852г.), Соловецкую обитель (1855 г.).
Особое место среди этих книг – путешествий занимает «Русская Фиваида на Севере»[5]. Работа над ней продвигалась быстро – живы были личные впечатления от посещения северных обителей, а исторические материалы собирались годами. 
Середина XIX в. ознаменовалась активным устремлением части русского общества за советом и духовной поддержкой к старцам Глинской, и особенно Оптиной пустыни. Также складывается особая паломническая традиция посещения Валаамских святынь. (Шмелев, Зайцев и др). В этот период с организацией Православного Палестинского общества увеличивается количество паломников в Святую землю, т.к. организация нормального проезда и пребывания богомольцев, а также доступность цен позволяют отправляться в эти путешествия людям очень скромного достатка. Уже с начала XIX в. появляется практика паломнических поездок царских детей по русским святым местам, да и сами императоры подают пример своим подданным в благочестии и вере. Во второй половине XIX – начале XX вв. стали широко практиковаться паломнические поездки учащихся воскресных школ, духовных училищ, семинарии по местным и более дальним святыням. На страницах местных периодических изданий регулярно помещались подробные отчеты о таких поездках. Духовное, историческое, культурное, воспитательное и образовательное начала здесь составляли единое целое, очень важное для общего духовного состояния юношества. Это было важнейшей составляющей настоящего патриотического воспитания.
Сегодня, с возрождением и развитием православного краеведения паломничество становится его важнейшей и неотъемлемой частью. История каждого народа, каждой страны, каждого края строится Промыслом Божием. Изучение, осмысление нашей истории может быть результативным только в условиях духовного и нравственного воспитания детей. Православные краеведческие центры в Архангельской, Ставропольской, Ярославской и других епархиях активно включают в свою повседневную работу паломнические поездки для взрослых и школьников. Опыт правильной организации такой работы есть и его необходимо широко пропагандировать и внедрять повсеместно. Возможность через такие паломничества приобщить к вере тех, кто еще не занимается в воскресных школах намного реальнее, чем про-ведение уроков Закона Божия или православной культуры в неподготовленных для этого классах обычной школы.
Опыт «интеллектуального паломничества» сегодня уже суще-ствует. Его нужно внедрять в образовательную практику школ как возможность подготовки к более глубокому воцерковлению подростков. Можно использовать и непосредственное участие паломников в таких поездках: заранее разработанный маршрут, подготовка исторической информации, разыскание текстов молитв местночтимым святым и их житий и т.д.
Уже несколько лет в курсе «История Новгорода и новгородской святости» в НДУ учащимся предоставляется возможность самостоятельно разработать и подготовить необходимую информацию по заранее предложенному или по собственной инициативе созданному, паломническому маршруту. Защита таких работ в качестве экзамена по предмету намного полезнее, интереснее и практичнее обычных вопросов-ответов. Получив первый опыт, будущий пастырь сможет в своей работе на приходе использовать его на пользу и благо как взрослой пастве, так и детям. И благодаря этому, может быть, уйдет наконец-то абсолютно неправильное деление истории отечества на гражданскую и церковную: эта история едина и паломничество будет еще и еще раз убеждать в этом!

Литература и примечания
1. Житинев С.Ю. История русского православного паломничества в X – XVII веках. М. Индрик. 2007; Августин (Никитин), архимандрит. Русские паломники у христианских святынь Египта. СПб.; М., 2003; Зеленская Г.М. Святыни Нового Иерусалима. М., 2002; Корнилов С.В. Древнерусское паломничество. Калининград, 1995; Лисовой Н.Н. Русское духовное и политическое присутствие в Святой Земле и на Ближнем Востоке в XIX – начале XX в. М., 2006; Малето Е.И. Хожения русских путешественников XII – XV вв. М., 2000; Назаренко А.В. Древнерусский паломник // От Древней Руси к новой России. Юбилейный сборник, посвященный чл.-кор. РАН Я.Н.Щапову. М., 2005; Надпорожская О.С. Святыми дорогами Русской земли. СПб.; «Издательский дом «Нева»; М.: «Олма-Пресс», 2002; Православное паломничество. Сборник. М.; 2009; На перекрестках вечности. Мир глазами паломников. Сборник под ред. Светланы Рыбаковой. М. 2011.
2. Муравьев А.Н. Путешествие по Святым местам в 1830 г. М., Ин-дрик, 2007.
3. Норов А.С. Путешествие по Святой Земле в 1835 г. М. Индрик, 2008.
4. Муравьев А.Н. Путешествие по Святым местам русским». В 2-х частях. Репринтное воспроизведение издания 1846 г. М., 1990.
5. Муравьев А.Н. Русская Фиваида на севере. М. 1999.

 
Проблемы духовно-нравственного воспитания

Ф.Л. Ратнер
Казань

Проблемы духовно-нравственного воспитания в условиях
университетской образовательной среды

Ориентация студентов на фундаментальные начала духовно-нравственных ценностей, которые имеют непреходящее значение, является одним из главных направлений отечественного образования. Но в современных условиях существующая социально-политическая обстановка значительно усложняет воспитательный процесс в вузе, тем не менее даже при всех недостатках общества ему требуется «достойный гражданин России». Напомним, что это человек, обладающий широкими правами, адекватными Международной хартией прав человека, знающий свои права и умеющий их защищать, нетерпимый к любым проявлениям насилия и произвола, человек, чувствующий неразрывную связь с Отечеством, берущим на себя ответственность за его судьбу, помогающий конкретными делами стране стать сильнее и богаче. Вот почему сегодня в основополагающих государственных документах задачи воспитания гражданина выдвигаются на первый план, поскольку от сформированной гражданственности молодежи выраженными духовно-нравственными ценностями в большой степени зависит формирование в России гражданского общества и правового государства, ее продвижение в число передовых стран мира.
Значимость заявленной темы осознавалась многими поколениями людей, но последние годы эта проблема не решалась в нашей стране по целому ряду причин, связанных с кризисными явлениями в обществе и государстве. Инновационное осмысление основ духовно-нравственного воспитания, включая ее важнейший компонент – нравственность – является актуальной задачей настоящего и будущего системы университетского образования.
В образовательной университетской среде происходит станов-ление личности, приобретение ею социального опыта, влияющего на формирование общественно значимых ценностей, поскольку именно система ценностей является ведущей подструктурой личности. Ценностные ориентации определяют поступки студента, его жизненные планы, социальную активность, реализацию своего потенциала, планирование конкретной деятельности.
В свою очередь духовная сфера психики обеспечивает такое качество личности, как духовность. В.И. Слободчиков и Е.Н. Исаев рассматривает духовность как родовое определение человеческого способа жизни, связанное со смыслом собственного существования. Самым тесным образом с нравственной и духовной сферой связано такое понятие, как интеллигентность, то есть совокупность качеств личности, выделяющих человека подлинного и последовательного носителя культуры. К числу основных признаков интеллигентности относят следующие интеллектуальные и нравственные качества человека:
- приоритет общечеловеческих ценностей;
- признание безусловного приоритета истины;
- упорство в достижении и объяснении истины;
- обостренное чувство социальной справедливости;
- способность к состраданию;
- приобщенность к достижениям к мировой и национальной культуры;
- отвержение нетерпимости и вражды в национальных отноше-ниях;
- следование в своей деятельности велениям совести;
- идейная принципиальность в сочетании с терпимостью к позиции других;
- тактичность и личная порядочность;
- безусловная вежливость, уважительное ведение полемики.
Ю.Г. Фомин считает, что становление интеллигентности сту-дентов и выпускников вузов – это одно из возрождающихся направ-лений влияний образования на личность.
В структуре уровней нравственного развития личностей, предложенной Л. Колбергом, особенно, на наш взгляд, следует обратить внимание на уровни автономной морали, формирования устойчивых моральных принципов и на мировоззренческий уровень. Именно эти уровни нам следует развивать в образовательной среде университета.
Особую роль в этом процессе принадлежит преподавателю, куратору, наставнику, которые сами должны представать в качестве образца в самых разнообразных ситуациях, причем, каждый преподаватель сам вправе выбирать формы и методы решения данной проблемы. Следовательно, речь идет о том, что, прежде всего, нужно развивать и формировать личность студента, подразумевая при этом под понятием «личность» приобретение человеком в течение всей жизни тех социальных свойств и качеств, которые характеризуют его как носителя прогрессивных тенденций общественных отношений эпохи, тех нравственных требований, которые общество предъявляет человеку.
Последние социологические исследования студентов свидетельствуют о том, что вектор ценностных ориентаций современного студенчества существенно изменился. Профессионализм преподавателя, всегда занимавший первое место в рейтинге, уступило место таким личностным качествам преподавателя, как порядочность, доброта, совестливость, эмпатия, толерантность. Гибкая личность преподавателя должна включать в себя непременно и такие качества, как педагогический такт и педагогическая этика или педагогическая деонтология. Именно поэтому наиболее приемлемой на современном этапе является технология педагогики сотрудничества, главной целостно-смысло-вой сутью которой считается равенство преподавателя и студента, понимаемое не в смысле одинаковости или равноценности знаний и опыта, а равенство в праве каждого познавать мир без ограни-чений. Только при условии, что сам преподаватель является носителем истинно гуманистической культуры, его деятельность будет основываться на принципах равноправия, плюрализма и толерантного отношения.
В контексте выбранной темы необходимо заметить, что воспи-тание человека культуры, интеллигентного с развитыми духовно-нравственными ценностями, невозможно без осознания педагогом и студентами важности общения друг с другом на основе нравственных ценностей. Речь идет в данном случае о равноправном, уважительном стиле общения между участниками образовательной среды университета, то есть стиля, который способствовал бы становлению личности, формированию ее интересов и способностей, закладыванию основ духовно-нравственной культуры. В свою очередь нужно отметить, что духовно-нравственная культура студентов является сложной инте-гральной системой его личностных качеств, которые в современной социокультурной среде принято считать нормативными.
Осуществление идей духовного развития возможно только при наличии определенной культурной среды университета. Именно она создает многообразие зон развития и ситуации выбора, определяя возможность творческого саморазвития и особую студенческую культуру.
Среди факторов духовно-нравственного воспитания выделяют высоконравственную среду, гуманные взаимоотношения участников педагогического процесса, учет индивидуальных особенностей студентов, учет жизненного опыта, здоровый психолого-педагогический климат, здоровый климат в семье, учет особенностей социальной среды.
Одним из важнейших педагогических факторов развития сту-дента как человека с развитыми духовно-нравственными ценностями является совместная деятельность преподавателя и студента, направленная на решение конкретных практических задач.    
Сотрудничество всех участников педагогического процесса является смыслом совместной деятельности, наиболее высоким уровнем которого служит творческое сотрудничество, позволяющее наиболее полно реализовать имеющийся потенциал участников общения. Наиболее эффективная личностно-развивающая стратегия педагогического взаимодействия направлена в первую очередь на развитие и саморазвитие субъектов взаимодействия, на создание условий для самореализации и самоопределения личности и на установление субъект-субъектных отношений.
Мы считаем, что наиболее эффективным способом создания успешного педагогического взаимодействия является обучение в рамках проектной деятельности, поскольку именно коллективная работа способствует развитию нравственных ценностей студентов.
Наш опыт преподавания свидетельствует, что входной тест для изучения исходного уровня обученности должен содержать аспект личностной характеристики студента. Уже их первые ответы в данном тесте помогают преподавателю успешно пройти пропедевтический и начальный уровни общения. Знание характерологических особенностей студентов помогает преподавателю в выстраивании образовательной траектории группы. Мы считаем поэтому, что главной задачей преподавателя со студентами первого курса является создание благоприятного, благожелательного и комфортного климата в студенческой группе, то есть мы считаем для себя важнейшей задачей сформировать коллектив из академической группы студентов. Самостоятельная работа, данная студентам в первые дни занятий и требующая совместного обсуждения, решения и представления с указанным сроком исполнения, проявляет имеющиеся уже у преподавателя характеристики (о которых они написали в своем тесте). Проведение анкетирования через каждые два месяца обучения позволяет преподавателю выяснить те трудности, которые испытывают студенты как при изучении дисциплины, так и при общении между собой и с преподавателем.
В течение последующего обучения мы работаем со студентами над выполнением проектов, носящих творческий характер (начиная с составления библиографии и заканчивая презентацией крупных проектов в различных формах исполнения – альбомы, стенгазеты, рисунки, таблицы, рефераты и др.- в конце каждого семестра обучения).
Наш многолетний опыт подтверждает эффективность выбран-ной нами стратегии развития педагогического взаимодействия как основы решение проблем духовно-нравственного воспитания. Изменение и расширение ролей преподавателей (от источника информации до научного консультанта, научного руководителя и, главное, фасилитатора обучения) лишь углубляют нашу уверенность в правильности избранной нами тактики. Поворот к студенту – это не просто слова, это сегодняшняя реальность и сегодняшнее требование, без которого невозможна успешная педагогическая профессиональная деятельность.
Нам близки слова академика Д.С. Лихачева, который говорил, что главной заботой государства должна быть культура в самом широком ее понимании – образование, наука, искусство, отношение к друг другу и к природе, культура, как глубинное основание общественного устройства и всего социально-экономического развития.
Заявленная тема позволяет нам дать свой ответ на вопрос, каким должен быть выпускник университета – это должна быть интеллигентная личность, востребованная на современном рынке труда, с отчетливо сформированными понятиями духовно-нравственной культуры.

Литература
1. Коджаспирова Г.М. Педагогика в схемах, таблицах и опорных конспектах. М.: Айрис-пресс, 2006.-256с.
2. Нигматов З.Г. Концептцально-программное обеспечение патриотического воспитания учащейся молодежи // Патриотическое воспитание учащейся молодежи в системе непрерывного образования: Межвуз. науч.-практ. конф. Казань: РИЦ «Школа», 2004.-158с.-С.12-24.
3.  Педагогические теории, системы, технологии. М.: Академия, 2003.-512с.
4. Ратнер Ф.Л. О значении воспитания в образовании личности специалиста // V Спиридоновские чтения: Актуальные проблемы современной экономики России: Сб. статей междун. научн.-практ. конф. Казань: Изд-во НПК «РОСТ», 2007.-672.-С.642-644.
5. Ратнер Ф.Л. Формирование отношений творческого сотрудничества между обучающими и обучающимися решения // Интеграция образования, науки, культуры: Россия - Германия»: Матер. междун. научн.–практ. конф., 17-19 сентября 2007 в СГПУ. Самара: Изд-во СГПУ, 2008.-452с.-С. 310-313.
6. Уроки Лихачева. СПб: Издат. дом «Бизнес-пресса», 2006.-158с.
7. Фазылзянова Г.И. Педагогические условия ориентации студентов на духовно-нравственные ценности средствами народного искусства. Дисс…уч.степ.канд.пед.наук. Казань, 2004.-220с.
8. Фокин Ю.Г. Теория и технология обучения: деятельностный под-ход. М.: Издат. центр «Академия», 2007.-240с.

 
Церковно-государственное образовательное сотрудничество

С.М. Каргапольцев
Н.А. Каргапольцева
г. Оренбург

Церковно-государственное образовательное сотрудничество и
духовно-нравственное воспитание личности

Как отмечается в программных документах, содержательно конкретизирующих идеологическую политику государства на современном этапе, образованию отводится ключевая роль в духовно-нравственной консолидации  российского общества, его сплочения перед лицом внешних и внутренних вызовов, укреплении социальной солидарности, повышении уровня доверия к жизни в России, к согражданам, обществу, государству, настоящему и будущему своей страны [1, с. 5].
В новой редакции законопроекта «Об образовании в Российской Федерации» важнейшей задачей воспитания как специально организуемой в системе образования деятельности, является создание условий для самоопределения и социализации личности на основе социокультурных и духовно-нравственных ценностей, принятых в обществе правил и норм поведения в интересах человека, семьи, общества и государства.
Формирование общей культуры личности как определяющее условие ее успешной адаптации к жизни в обществе предполагает образовательную опору на весь спектр гуманитарных ценностей отечественной культуры, образующих своеобразную «аксиоматику нравственности» (А.Г. Асмолов), духовный базис российской ментальности, где религиозная составляющая обладает вполне определенным, безусловно значимым и, в контексте нашего рассмотрения, образовательно (образотворчески) высоким бытийно-действенным  статусом.
Высокая предуготовленность взрослеющего человека ко «вся-кому делу благому» во имя Отечества, неутомимая энергия благодеяния, основанная на вере во всепобеждающую силу добра – важнейшие характеристики социализированной личности современного человека, предназначенного к жизни в XXI веке, когда неумолимо возрастает нравственная ответственность каждого за принимаемые, утверждаемые и формируемые смыслы бытия.
Особую гуманитарную значимость реализация обозначенных направлений образовательного соработничества государства и Церкви получает по отношению к детям-сиротам.
Сиротство является одной из главных социально-психологичес-ких проблем общества. В условиях перемен именно эта категория детей испытывает на себе и первой сталкивается с новейшими реалиями жизни, более всего нуждается в образовании и воспитании, при помощи которого они смогут обрести предсказуемую стабильность в настоящем и будущем. Обозначенная проблема приобретает особую актуальность и в связи ростом численности обозначенной категории взрослеющих граждан.
Резкое снижение жизненного уровня значительной части рос-сийского общества в 90-е годы повлекло за собой массовое распро-странение таких общественных явлений, как социальное сиротство, безнадзорность, различные виды социальной дезадаптации детей. За последние годы наблюдается рост числа социальных сирот в современной России. По данным официальной статистики, из 800 тысяч детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, 90% являются социальными сиротами, то есть сиротами при живых родителях [2].
Государство берет на себя заботу о воспитании, защите прав и обеспечении данной категории детей. И проводит эту работу вместе с другими социальными институтами, где Церкви, религиозным организациям отводится благодатно значимая, а порой и незаменимая роль.
Специфика социального положения детей-сирот связана с рядом обстоятельств объективного характера, продиктованных общественной и правовой традицией отношения к этой категории подрастающего поколения. Будучи опекаемыми по статусу в одном из сиротских учреждений, эти дети до возраста 18 лет находятся под опекой этой организации.
Вопросы социализации и воспитания детей-сирот обладают вполне очевидной актуальностью также и потому, что длительное проживание в образовательном учреждении интернатного типа и специфика первичной социализации детей-сирот безусловно затрудняет формирование у них необходимых для эффективного функционирования в социуме умений и навыков, предполагает реализацию специальных социально-педагогических и образовательных программ по подготовке к самостоятельной жизни в обществе.
В концепции социальной ситуации развития (Л.И. Божович, Л.С. Выготский) обосновано, что детерминанты психического развития личности ребенка, утратившего попечение родителей, находятся не внутри организма и личности, а преимущественно во вне, в ситуации социального взаимодействия с другими людьми, прежде всего, со взрослыми. В ходе общения и совместной деятельности в условиях интернатного учреждения (детского приюта) не просто усваиваются образцы социального поведения, но и формируются основные психологические структуры, определяющие в дальнейшем все течение психических процессов личности ребенка, лишенного семейного окружения и родительской заботы.
В обзорной ретроспективе следует отметить, что государственно-церковное образовательное сотрудничество, в том числе и в аспекте сиротского попечительства и призрения, постоянно имело место на всём культурно-историческом протяжении российской жизни, за исключением известного 75-летнего периода «атеистического» забвения.
Опыт последних лет развития России показал, что достижение конечных и высоких целей современного образования и воспитания вряд ли возможно, если полагаться либо только на государства, либо только на общественные институты, прежде всего на школу, либо только на семью. Необходимо единство усилий, ибо «Если царство разделится само в себе, не может устоять царство то; и если дом разделится сам в себе, не может устоять дом тот» (Марк 3, 24-25).
Сегодня ежегодно проводятся Международные Рождественские образовательные чтения, основным девизом которых выступает благородная идея: «Школа, семья и Церковь – соработничество во имя жизни». Не остается без внимания и вопросы укрепления семьи на истинно православных, духовных традициях: «Глубокой болью отзываются в сердце и тревожные данные о числе детей, оставшихся без попечения. Эти юные люди, лишенные родительской любви, вынуждены влачить жалкое полуголодное существование. Они быстро втягиваются в преступный мир, который навсегда коверкает их души. Наш долг – вернуть этим детям радость родного дома», – отмечал в привет-ственном слове на открытии XIII Международных Рождественских Образовательных чтений Патриарх Московский и всея Руси Алексий II.
Культурно-образовательная проблематика, посвященная фор-мированию целостной личности и ответственного общества, неотъемлемо присутствует в работе Международной общественной Организации «Всемирный Русский Народный Собор», в образовательной деятельности ежегодного всероссийского духовно-просветительского форума «Глинские чтения».
Сегодня программы изучения Основ духовной культуры и светской этики, в частности, культуры православной, приходят в образовательные учреждения, приносят молодым людям возвышающие идеи богатейшего святоотеческого и русского духовного наследия.
Сегодня Отдел религиозного образования и катехизации Мос-ковского Патриархата и Издательский Дом Шалвы Амонашвили совместно издают нравоучительные тексты Священного Писания в рубрике «Антология гуманной педагогики». К их числу относятся: «Иисус Христос и его ученики», «Царь Соломон и «литература премудрости», «И сказал Господь Моисею…» и другие.
Продолжается активная работа по осмыслению образователь-ных (образотворческих) основ христианского воспитания во взаимообогащаюем сопряжении с гуманитарными смыслами российских образовательных традиций, что наиболее значимо в процессе духовного становления взрослеющего человека в различные, в том числе не всегда благоприятные периоды его жизни.
Начиная с 2001 года в культурно-образовательной жизни рос-сийского общества пребывает совместный информационный проект: журнал «Нескучный сад» и сайт МИЛОСЕРДИЕ.РУ.
Всё это наглядно свидетельствует и подтверждает животворя-щую значимость образовательной интеграции государства и Церкви в благом деле духовного попечительства.

Литература
1. Данилюк, А.Я., Кондаков, А.М., Тишков, В.А. Концепция духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России / А.Я. Данилюк, А.М. Кондаков, В.А. Тишков. М.: Просвещение, 2010. – 24 с.
2. Присяжная, Н.В. Сироты в коррекционных учреждениях: социализация и последующая адаптация в обществе: автореф. дисс. … канд. социол. наук : 22.00.04 / Н.В. Присяжная. М., 2008. –  25 с.

Опубликовано при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ)и Правительства Оренбургской области (Проект №11-16-56003а/У)

 
Н.Е. Стремский Опыт духовно-нравственного воспитания личности

Н.Е. Стремский
п. Саракташ
Оренбургской области

Опыт духовно-нравственного воспитания личности в церковно-государственном образовательном сотрудничестве

Образование человека, воспитание личности – это педагогиче-ски сложный, функционально многогранный и социально ответственный процесс, напрямую определяющий будущее любой общественной системы, предполагающий заинтересованное и небезразличное участие всех социальных институтов и структур общества.
Особая роль в этом процессе принадлежит взаимодействию государства и Церкви в области образования, соработничеству светской и духовной властей в попечительской заботе о духовно-нравственном взрослении личности. Как отмечал в своем докладе на XIX Международных Рождественских образовательных чтениях Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, «Церковь, совершая свою вневременную миссию, воспитывая гражданина Отечества Небесного, совершенного Божиего человека, на всякое дело благое уготованного (ср. 2 Тим. 3:17), может и должна во взаимодействии с государством и обществом исполнять в сфере образования социально значимое служение, формируя убежденных патриотов, добрых хранителей семейного очага, законопослушных граждан, способных устроять ко благу жизнь Отечества земного» [80].
Культурно-экономические реалии современной России позво-лили продолжить традиции отечественного образовательного сора-ботничества на региональной ниве просвещения и благотворительности.
Одна из форм такого духовно-сердечного соработничества, которую с полным правом можно было бы именовать Семейный дом радости, успешно реализуется в жизни большого и дружного коллектива детей из Свято-Троицкой обители милосердия (пос. Саракташ).
Хотелось бы подчеркнуть, что в нашей многодетной и разновозрастной семье каждый имеет свои обязанности: малыши по мере своих сил участвуют в приготовлении пищи, трудятся в огороде. Овощи на приусадебном участке выращиваем совместными усилиями. Кошки, собаки, попугаи, которых в доме немалое количество, находятся на попечении детей. Старшие девочки воспитывают малышей, ухаживают за престарелыми в Доме Милосердия, вместе с мальчиками работают на семейной ферме.
Самая большая забота – учеба. Ребята учатся в православной гимназии имени св. прп. Сергия Радонежского, созданной при Обители, где помимо предметов обычных, общеобразовательных, есть духовные дисциплины: старославянский язык, Закон Божий, житие Святых. У них есть свой домовый храм в честь Святителя Николая, в котором они сами поют на богослужениях. Учатся хорошо. Профессию тоже выбирают по душе и по возможностям: бухгалтера, водителя, повара, сторожа, пекаря, сын Алексей учится в Московской духовной семинарии на священника. Старший – Павел окончил гимназию и Епархиальное духовное училище здесь же, в Саракташской обители, с отличием. Сейчас учится в юридической академии
Наша семья – это еще и большой дружный хор. Практически все дети школьного возраста владеют музыкальной грамотой, преподаватели занимаются индивидуально с каждым, и маленькие пианисты и гитаристы уверенно выступают на концертах вместе с семейным хором. Несколько мальчиков освоили старинный музыкальный инструмент – гусли и уже успешно выступают на концертах и даже записали свой диск. Дети часто участвуют в концертах духовной музыки, выезжают для выступлений в детские дома и дома престарелых, встречаются с ветеранами войн – защитниками Отечества, дают концерты в областном военкомате, в воспитательных колониях для несовершеннолетних детей.
С раннего детства наши дети готовятся к роли родителей. Вос-питываются по старой русской традиции – отдельно. Живут в разных корпусах, учатся в разное время. Ребята готовятся стать главой семьи. Они раньше девочек встают и бегут в гимназию на занятия. Пока они грызут гранит науки, те прибирают в доме, ухаживают за малышами и старенькими больными бабушками. Девочки с детства познают профессию воспитателя и нянечки и знают ее лучше, чем многие дипломированные специалисты. Мальчики приучаются к чисто мужским работам: пилят-строгают, помогают по хозяйству на огороде, ферме. Девочки шьют, вяжут.
Мы стараемся подарить своим приемным, ставшим родными детям все, что только могут дать по-настоящему любящие родители. При материальной поддержке благотворителей детям удалось побывать в паломнических поездках по святым местам.
Мы понимаем, что далеко не каждый  из наших воспитанников станет священнослужителем или пойдет в монастырь. Главное, чтобы они выросли добропорядочными, искренне верующими в Бога, любящими Отечество, образованными людьми, способными нести добро в жизни, в какой сфере они ни трудились – светской или церковной. Нам бы хотелось, чтобы наши дети были, прежде всего, православными людьми. Такой человек никогда не предаст Россию, не встанет на преступный путь. Какой путь они выберут себе в дальнейшем – будет видно. Пусть станут людьми!
Ведь самые высокие цели государственно-церковного образовательного сотрудничества в деле социализации и воспитания детей-сирот так и останутся красивыми фразами «на бумаге», пока рядом с нами будет находиться  хотя бы один ребенок, лишенный с детства родительской заботы, любви и тепла.

Литература
1. Доклад Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла на XIX Международных Рождественских образовательных чтениях (24 января 2011 года) //www.patriarchia.ru/db/text/1392591.html
  Опубликовано при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ)и Правительства Оренбургской области (Проект №11-16-56003а/У)

 
Н.Е. Ерофеева ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ

Н.Е. Ерофеева
ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ
НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ
КАК ФОРМЫ ВОСПИТАНИЯ И ОБРАЗОВАНИЯ
БУДУЩЕГО УЧИТЕЛЯ-СЛОВЕСНИКА

2010 год – год Учителя. Его идеями определяется деятельность многих государственных и общественных организаций, связанных с образованием, проводимые ими мероприятия. Не исключением стала всероссийская научно-практическая конференция «Региональный аспект экспликации гуманитарного образования», проводимая по инициативе Ассоциации «Университетские образовательные округа России», Ассоциации «Университетский образовательный округ Санкт-Петербурга и Ленинградской Области» и Волховского филиала РГПУ им. А.И. Герцена с 8 по 12 февраля 2010 года. Конференция носила инновационный, практико-ориентированный характер по своей форме и содержанию, направленная на развитие личностного потенциала будущего учителя-словесника, поэтому основными участниками стали студенты 2-5 курсов, аспиранты, соискатели и преподаватели вузов Санкт-Петербурга, Волхова, Нижнего Новгорода, Оренбурга, Орска, Саранска, Смоленска и др.
Говоря о развитии современного образовательного пространства и внедрения инноваций в области организации научно-исследовательской деятельности студентов и преподавателей, в педагогике высшей школы по-прежнему ведущее место отводится семинарам, симпозиумам, конференциям. Традиционно под конференцией принято понимать академическое собрание с заранее объявленной темой, на заседаниях конференции обсуждаются доклады. Как правило, в качестве культурной программы участникам предлагают познакомиться с достопримечательностями того города, в котором проводится конференция. Это традиционно. Принципиально иной тип конференции с инновационной концепцией предложила Ассоциация «Университетские образовательные округа России».
Сама конференция строилась в нескольких направлениях:
– научное (пленарное заседание и работа в секциях),
– практико-ориентированное (в том числе методическое),
– историко-культурное.
В результате конференция выполняла сразу несколько важных функций:
– образовательная,
– развивающая,
– воспитательная,
– аксиологическая,
– мировоззренческая.
Приоритетной стала ценностная составляющая. На практике были реализованы принципы теории присвоения ценностей            (А.В. Кирьякова) и тезаурусной концепции гуманитарного знания     (В. и Вл. А. Луковы), поскольку «образование не может не строиться на определенной ценностно-нормативной системе, оно несет новому поколению освоенное старшими поколениями знание в определенной ценностной оболочке, которая включает отбор учебного материала, акценты в нем, которые расставляются авторами учебников и учебных пособий, а в аудитории – преподавателем, организацию определенным образом направленной воспитательной работы как в учебном процессе, так и вне его» [1; 578].
Для студентов из малых городов России в северной столице значительно расширилось образовательное пространство, благодаря инновационной организации программы конференции, ориентированной на расширение профессионального кругозора будущего учителя-словесника. Экскурсия стала одной из главных форм взаимодействия преподавателя и студента, особенно когда выстраивалось живое общение на улицах города, возле памятных мест, связанных с именем писателей – Ф. Достоевского или С. Довлатова и, конечно, в музеях и выставочных залах Санкт-Петербурга. Важным моментом стало сочетание истории России и Ленинграда. В год 65-летия победы в Великой Отечественной войне поклонение павшим у мемориалов или у места с памятной таблицей «Это место наиболее опасно при бомбежке» - святой долг и сильнейший патриотический мотив пребывания на петербургской земле.
Прекрасно сознавая, что провинциальные студенты сегодня, к сожалению, лишены возможности, и прежде всего материальной, регулярно посещать ведущие музеи и выставки страны, бывать в Москве или Санкт-Петербурге, культурологический план стал не сопровождающим элементом, а ведущим, первым. Так как конференция проводилась в преддверии пушкинских дней памяти, уже в первый день прошла обзорная экскурсия по городу, которая завершилась у памятника предполагаемого места дуэли поэта – на Черной речке. Студенты, только недавно сдавшие экзамен по русской литературе первой половины XIX века, смогли познакомиться с историей своей страны, прикоснуться к миру Пушкина, осмыслить хрестоматийную фразу «Пушкин – наше все», что на эмоциональном и эстетическом уровне особенно проявилось в музее-квартире поэта на Мойке 10 февраля. Прежде всего на эмоциональном, поскольку талантливые экскурсоводы, помогавшие гостям города на протяжении всех дней конференции внутренне переживать культурную историю России, оживили в своих рассказах мир Пушкина, а позже и мир Достоевского, и мир Анны Ахматовой. За это им искренние слова благодарности. Да и знаменитый глобус М. Ломоносова, реформатора и великого просветителя, стал не просто экспонатом, а позволил приобщиться к реальной исторической личности, ее делам и научным свершениям.
По-новому было предложено поработать и на «круглом столе», где планировалось обсудить роль национальной библиотеки в образовании. Вместо традиционного заседания и выступлений важных лиц было предложено пройтись по каталожным рядам, читальным залам, познакомиться с архивами, руками потрогать древние фолианты, реально прикоснуться к подлинным ценностям. А легенды об И.А. Крылове, рассказываемые библиотекарями от поколения поколению, щедрость души работников библиотеки, проявленная ими в каждом из фондов, прикосновение к шкафам XIX века, полным старинных рукописей, знакомство с комнатой Фауста, хранящей первые книги Ивана Федорова и, конечно, посещение знаменитой библиотеки Вольтера – все это как раз и отвечало на вопрос, какую роль играет национальная библиотека в образовании. Само «путешествие» по библиотеке, завершенное в библиотеке Вольтера с круглым столом, напомнило артуровский мир, совершенный и идеальный, манящий своим благородством и верой в добро. И этот мир вновь напомнил о себе в доме-музее «Анна Ахматова. Серебряный век». Нигде еще не приходилось ни студентам, ни педагогам слышать такую вдохновенную речь хранительницы музея, никогда к студентам не было обращено так много слов педагога, которая сама является образцом профессионального служения своей мечте – учителя русского языка и литературы, ныне директора музея В.Г. Беличенко.
Конечно, говорить о региональном компоненте в северной столице сложно, т.к. все культурное наследие Санкт-Петербурга принадлежит стране и каждому из нас в отдельности. Но провинция, даже если она ближняя, как Волхов, имеет свой мир и занимает свое место в общем культурном потоке истории страны. Возможно, поэтому так интересны были доклады и сообщения, связанные к фольклорной традицией празднования масленицы в центре России или литературной историей Оренбуржья и Орска, в частности, судьбой и творчеством Т. Шевченко, М. Джалиля, Ю. Бондарева, как и сообщения о региональных промыслах, прославленных в песнях и стихах, в произведениях искусства, как, например, оренбургский пуховый платок. А Пушкин, бывавший в Оренбургском крае, писавший историю Пугачева и писавший в черновике свои знамениты сказки под звук колес дорожной кибитки оказывался теперь намного понятнее и ближе. И опера «Борис Годунов» в Мариинском театре – это тоже часть пушкинских дней конференции.
История, застывшая в камне, Санкт-Петербург стал началом размышлений о прошлом и настоящем России. Итоговое пленарное заседание и секции проводились в Волховском филиале РГПУ им. А.И. Герцена. Дорога в Волхов, знакомство со Старой Ладогой, посещение мужского монастыря, прогулка по первой улице Руси – это то, что позволило каждому ощутить себя частью великого государства. Только великий народ мог создать фреску, на которой Георгий Победоносец написан как Мироносец, побеждающий Змея словом. И это в XII веке. Трудно переоценить актуальность такой позиции древних для современных дней. Поездка в Старую Ладогу определила исторический контекст докладов, посвященных фольклорным и литературным традициям в творчестве писателей.
Конференция в полной мере реализовала развивающую и мировоззренческую функции. Собственно научное направление было представлено достаточно широкой палитрой обсуждаемых вопросов:
- вопросы методологии современного гуманитарного образования,
- исторический аспект экспликации гуманитарного знания;
- роль национального культурного достояния в процессе развития будущего учителя;
- место и роль устной народной традиции в формировании мировоззрения будущего учителя;
- инновации и информационные технологии в преподавании гуманитарных дисциплин в вузе,
- вопросы методики преподавания гуманитарных дисциплин в вузе и школе;
- место филиала в системе профориентационной работы в вузе (из опыта работы).
Итог новой формы конференции для образовательный среды вуза, в первую очередь, – это реализация в малом студенческом исследовании больших задач, намечающих перспективы развития гуманитарного образования в целом:
– нестандартный подход к проведению культурного аспекта позволил заметно изменить взгляд на мир, способствуя усилению и углублению мировоззренческой функции научного и историко-культурного знания;
– показан путь реализации процесса восхождения личности к ценностям познания через реальное погружение в историю государства, его культуры и жизни отдельных выдающихся личностей, составивших славу Отечества;
– отмечена особая роль университетских округов в реализации инновационных форм научного сотрудничества.
Все это способствовало мотивации познавательной активности, саморазвитию и самообразованию личности каждого участника конференции, в частности самореализации студента, росту его самоуважения как участника высокого собрания, а коллективный труд в рамках конференции способствовал расширению его культурного диапазона, обогащению содержания его личного образования, «рождению новых потребностей и новых способов их возвышения на основе распредмечивания потенциальных ценностей, воплощенных в содержании деятельности и общении» [2; 33].
В результате все доклады были не только включены в широкий историко-культурный контекст, но и актуализировали современные проблемы профессиональной подготовки учителя в системе «абитуриент – студент – преподаватель».
Конференции такого типа решено сделать регулярными. Намечена и одна из центральных проблем для обсуждения – вопросы интеграции современного образовательного пространства в условиях перехода к ФГОС третьего поколения и роль гуманитарного образования в переходный период.

Литература

1. Луков, Вал.А., Луков, Вл.А. Тезаурусы: Субъектная организация гуманитарного знания / Вал.А. Луков, Вл.А. Луков. – М., 2008.
2. Кирьякова, А.В. и др. Аксиология образования. Фундаментальные исследования в педагогике / А.В. Кирьякова и др. – Оренбург, 2008.

 

 
В.И. Ивлев Биоадекватное содержание общего образования

В.И. Ивлев
Саранск

Биоадекватное содержание общего образования

Говоря о биоадекватных технологиях образования, следует помнить, что в основе любой образовательной технологии лежит содержание образования. Следовательно, необходимо рассмотреть вопрос о биоадекватном, т. е. отвечающем природе человека, содержании образования.
Что необходимо человеку для развития и проявления своих способностей, становления его как личности, осознания и удовлетворения своих интересов? Что может дать ему система образования для решения этих проблем?
С точки зрения термодинамики, человек, как и любое живое существо, есть открытая система, которая может существовать только во взаимодействии с окружающей средой. Во-первых, ему необходима пища, перерабатывая которую, он получает возможность двигаться и осуществлять другие жизненно необходимые действия.
Во-вторых, окружающая среда не только дает пищу, но и представляет определенную опасность для жизни человека. Для защиты от холода (да и от излишнего тепла), человек должен иметь одежду. Для защиты от враждебных существ ему необходимо убежище – дом, крыша над головой.
В-третьих, как и любому живому существу, человеку присущ инстинкт продолжения рода.
В доцивилизованном мире молодой человек получал необходимые для решения обозначенных задач знания и умения от представителей старших поколений. Существенно, что в этом плане все люди одного пола были равноправны, имея один и тот же набор знаний и умений.
Один из признаков цивилизации – наличие специализированных учреждений для передачи жизненно необходимого опыта, т.е. школ. Человек цивилизованный – человек образованный, прошедший обучение в школе (за редким исключением самообразования).
Таким образом, все необходимые современному человеку знания можно разделить на две группы: 1 – знания, которые он может получить вне школы, прежде всего от родителей, от представителей старшего поколения в семье; 2 – знания, которые предпочтительно получать в специально организованной среде, т.е. в школе.
Базовые знания о пище человек получает еще в младенчестве, задолго до школы. Поэтому, в частности, в стандартном учебном плане школы нет специального предмета, изучающего пищу (речь не идет о факультативах). Но современный молодой человек (особенно городской), в отличие не только от первобытного или средневекового, не получает практически никаких знаний о способах получения (добычи) пищи, приобретая ее практически в готовом виде дома или в магазине. Преимущество в этом плане пока еще имеют сельские жители, которые в так называемых цивилизованных странах составляют уже меньшинство населения.
Может ли современный молодой человек, даже достаточно развитой физически, построить дом? Может ли он (обучен ли) изготовить себе одежду? Ответ очевиден.
Суперцивилизованный человек почти забыл, что предусмотренная природой задача любви и секса заключена в продолжении рода. Современные легко доступные источники информации дают молодому человеку совсем иное представление об этом.
Образованный человек должен иметь более или менее систематизированное представление о материальном мире, в котором он существует. Это представление в школе он получает, изучая естественные науки: физику, химию, биологию, экологию.
Образованный человек должен знать, что представляет собой он сам, знать свои анатомию и физиологию. Это – соответствующие разделы биологии. В середине прошлого века в программе средней школы для изучения этих вопросов выделялся специальный учебный предмет.
Образованный человек существо общественное. Следовательно, он должен знать законы общественной жизни. Необходимые для этого знания он получает из истории, обществоведческих наук.
Кроме того, для общения с другими людьми человек должен умело пользоваться средствами общения – языками (родным и иностранными), в том числе языком науки – математикой. Наше время добавило в качестве актуального еще одно умение: находить и использовать нужную информацию – отсюда необходимость такого предмета, как информатика. К сожалению, в настоящее время в школе под именем информатики преподаются фактически компьютерные технологии, хотя это далеко не одно и то же.
Таким образом, мы получаем биоадекватный принцип формирования минимально необходимого комплекта учебных предметов, определения их задач и содержания.
Однако набор учебных предметов в школе (даже по общегосударственному стандарту) едва ли можно считать оптимальным. Но этому вопросу должного внимания не уделяют ни ученые, ни педагоги. Например, в школе нет отдельного предмета, рассматривающего высшую форму развития материи - сознание, т. е. психологии. А ведь именно эта наука изучает проблемы коммуникативности, проблемы восприятия, усвоения и использования информации человеком.
Наша общеобразовательная школа практически вплоть до начала последнего десятилетия прошлого века работала по единым стандартам, давая каждому молодому человеку единый набор знаний. Поэтому она и была общеобразовательной. Такая ситуация в определенной степени соответствовала естественной ситуации: природа для всех людей одинакова, предъявляя каждому одни и те же требования. Иначе говоря, ситуацию в общем образовании прошлого века можно было бы считать в определенном смысле биоадекватной!? Эта ситуация еще сохраняется (хотя и не полностью) и сейчас в основной школе.
С введением профильного обучения ситуация существенно изменилась. Подходы к формированию набора учебных предметов в старшей школе назвать биоадекватными по меньшей мере затруднительно. Проект нового федерального государственного образовательного стандарта общего образования (среднего полного общего образования) фактически (хотя и неявно) узаконивает положение, согласно которому старшая школа готовит молодых людей только к получению высшего образования. Иначе говоря, старшая школа становится не общеобразовательной, а предпрофессиональной, причем нацеленной на получение именно высшего профессионального образования.
Для современной картины мира характерна теснейшая связь представлений различных наук: физики и химии, физики и биологии, биологии и химии, и т. д. Подтверждением тому является возникновение в наше время "комбинированных" наук, таких, как физическая химия, химическая физика, биофизика, биохимия, геофизика и др. Причина тому – единство природы. И неотъемлемая часть природы – человек. Таким образом, процесс обучения и воспитания, содержание образования необходимо строить исходя из логической цепочки: единство природы и человека, как части природы  единство наук о природе и человеке  комплекс учебных дисциплин в максимальной их взаимосвязи друг с другом. Кроме того, разумно полагать, что школа должна давать, главным образом, то, чего молодые люди не могут получить вне ее.

 

 
Канарская О.В. Организационная, материально-дидактическая и

О.В. Канарская
Санкт-Петербург

Организационная, материально-дидактическая и
структурная стороны технологии инновационного обучения русскому языку

Данная статья, отдающая дань развитию педагогических инноваций в России, содержит материалы частной методики - методики преподавания русского языка.
Описывается процесс изучения русского языка в условиях реализации инновационного подхода к обучению, обеспечивающего перевод учебно-познавательной деятельности на уровень продуктивного творчества (см. подробнее автореферат докт. дисс."Научные основы формирования мотивации при обучении русскому языку( инновационный подход"). Москва, 1998).
Научно-техническая революция ХХ века сменилась (особенно в ХХ1 веке) внедрением научных открытий на уровне разработки эффективных технологий.
Разнообразные технологии прочно входят и в бытие современного отечественного образования.
Достаточно подробно изучив все этапы инновационных отечественных преобразований (опыт учителей-новаторов, процесс легализации инновационных школ, градацию и разноголосицу предлагаемых технологий обучения), а также зарубежные материалы, посвященные феномену, именуемому все еще не совсем привычно -
инноватика (работы основоположников инноватики немецких ученых В. Зомбарта и В. Метчерлиха, австрийского экономиста Й. Шумпетера, сотрудника Гарвардской педагогической аспирантуры Дж.-У. Боткина), приходим к выводу, что к 70-м годам прошлого века наука о нововведениях сложилась как сложная, разветвленная, междисциплинарная, так как образовалась на стыке философии, психологии, социологии, теории управления, экономики и культурологии.
Вслед за Дж.- У. Боткиным мы утверждаем, что инновационное обучение (innovation learning) направлено на развитие способности к совместным действиям в новых, возможно, беспрецедентных ситуациях; оно характеризуется двумя чертами (предвосхищением учеником результатов познания и обязательным его участием в процессе познания), которые при соблюдении правил построения инновационной технологии добровольно проявляются у каждого ученика на максимальном для каждого же ученика уровне успешности, то есть естественно, без усилий со стороны учителя и напряжений со стороны учеников, что позволяет характеризовать инновационную технологию, предлагаемую нами, как биоадекватную.
Инновация понимается нами как новый путь в новое мышление.
Предлагаемая вашему вниманию инновационная технология обучения русскому языку сложилась к 1985 году, когда термин "инновация" не вошел еще в дидактические отечественные учебники как понятный и желанный, когда авторы, размышляющие на этот счет, еще толком не приблизились к пониманию разницы между новациями и инновациями.
Изучение этого вопроса с позиций методиста, вузовского преподавателя, руководителя педагогической практики по русскому языку, позволило убедиться в необходимости изменений в преподавании предмета и дало возможность подвести (под предлагаемую поисково-технологическую модель организации изучения русского языка и одновременно модель "упаковки" языка как системы), как представляется, убедительную научную базу, что позволило вынести в название данной статьи составляющие инновационной технологии, понимаемой нами как "искусство учения".
Забегая вперед, скажем, что созданная дидактическая теория инновационного обучения русскому языку в течение 10 лет проверялась в созданном Центре инновационного обучения для переподготовки творчески работающих учителей Ленинградской области (г. Тосно). Эта теория нашла единомышленников среди преподавателей русского языка, учителей - биологов, физиков.
Попытка "бежать впереди паровоза" (методисту заниматься разработкой вопросов инновационного обучения) закончилась предложением авторской дидактической теории, выработкой терминов и понятий, имеющих отношение к проблемам инновационного обучения (инновационный подход, инновационное обучение, инновационные процессы в образовании, поисково-технологическая модель как парадигмальный код инновационного обучения, средства инновационного обучения, типология инновационных упражнений, способ организации инновационного изучения предмета русский язык, инновационное умение, и др.).
Остановимся на понятии "технология инновационного обучения русскому языку" (в основе технологии - теория интеллектуальных систем, автор - И.С. Ладенко) и раскроем его.
Технология инновационного обучения - обновленный двусторонний процесс спрогнозированного учителем самостоятельного креативного ученического познания. Это педагогическая технология учителя - субъекта организации процесса обучения и носителя цели; это и учебная технология ученика, мыслимого не объектом обучения, а субъектом деятельности.
В руках творческого учителя эта технология способствует выявлению и развитию творческих возможностей ученика, идущего вместе с учителем к добыванию, открытию знаний, формируемых при этом как умения (путь к твердым практическим знаниям, а не знаниям до экзамена). Такая технология позволяет учителю решать на уроке задачи учебно-познавательной деятельности, организованной в режиме добровольной поисковой активности.
Инновационная технология - результат опоры на науку инноватику, новое комплексное научное направление, объектом исследования которого становится практика нововведений и экспериментирования в интеллектуальной культуре. В педагогическом контексте инноватика призвана рассматривать любой вопрос повышения уровня образования в комплексе, то есть одновременно с организационной, материально-дидактической и структурной сторон. Она сравнима с хорошо организованной ориентировочной основой, обеспечивающей "запуск" механизмов творческой деятельности.
Далее мы кратко остановимся на названных сторонах инновационной технологии, оговорившись сразу, что в обучении русскому языку с ее использованием важна "упаковка" изучаемого языкового материала, наглядное его "засвидетельствование" в виде системного объекта. Для этой цели в обучение вводится способ метафоризации лингвистических сведений. Его определение необходимо привести в статье для понимания обязательного одновременного(!) функционирования сторон описываемой технологии.
Способ метафоризации русского языка (семантическая инновация) вытекает
- из творческой природы языка, возможностей метафоры как семантической инновации и позволяет "материализовать" языковую систему в обобщенном системном образе (Вселенная русского языка и речи, например);
- направлен на формирование образной логики и развитие лингвистического воображения, являющегося необходимым условием развития творческих лингвистических способностей;
- может быть охарактеризован как инновационное средство наглядности.
А вот теперь рассмотрим, наконец, стороны технологии.
Сторона первая - организационная.
В нашей системе разработаны правила построения урока в форме дидактической игры - исследования. В основе такого урока (путешествия, экспедиции, расследования) способ метафоризации знаний, закодированных в системный образ.
Вторая сторона предлагаемой технологии - материально-дидактическая.
Это наиболее технологичный участок инновационного обучения русскому языку.
Вторая сторона технологии не что иное, как участок дидактических средств, в частности, средств наглядности. Особая функция средств инновационной наглядности сводится к управлению познавательной деятельностью ученика через аппарат эмоций. Особенность этих средств связана с правилами их конструирования, в результате соблюдения которых учащиеся не получают готовые знания из рук учителя, а идут к ним вместе с учителем, причем, процесс познания отличается единством усвоения знаний и умений (новые знания усваиваются с опорой на старые, усваиваются как умения, то есть добытые новые или хорошо забытые старые знания переходят в разряд практических знаний через маленькое самостоятельное учебное открытие). Учитель при этом знает куда, зачем и как ведет учеников.
Третья сторона описываемой технологии - структурная; она отвечает за умственное поведение ученика на маршруте, разработанном учителем. Творчество и алгоритмизация несовместимы, но творческий режим предполагает "прохождение" базовых для проблемного обучения четырех уровней; одновременное функционирование описанных сторон инновационной технологии обеспечивает успех этому прохождению, выступая своеобразной ориентировочной основой. Все частности усваиваются как элемент системы, достигается обобщение самого высокого уровня.
В предлагаемой технологии поисковые по своему характеру виды деятельности включаются в учебный процесс как обслуживающие его технологические цели.
Понявшие это и участвовавшие в эксперименте творчески работающие учителя русского языка и литературы, учителя, преподающие другие предметы, и учителя начальной школы, применив творческий перенос, создавали уроки, полностью соответствующие предложенным рекомендациям, получали удовлетворение от работы и подтверждение действенности данной технологии.

 

 

Университетские образовательные округа